Записи с темой: критика (список заголовков)
01:47 

В.Лукьянин, "Рожденный прогрессом..."

silent-gluk
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
Лукьянин В. Рожденный прогрессом... // Москва (М.). - 1964. - № 5. - С.188-196.

У научной фантастики - странная судьба.
Сейчас передо мной лежит десятка полтора книг этого жанра, а это ведь капля в огромном море изданных и переизданных у нас книг подобного рода. Тираж их колеблется от 90 до 300 тысяч экземпляров. На прилавках магазинов они не залеживаются, их формуляры в библиотеках - свидетельство того же интереса.
Но попробуйте просмотреть дюжину литературоведческих сборников, любой учебник теории литературы - и вам покажется, что научно-фантастической литературы не существует. Правда, если искать очень настойчиво, можно найти пять-шесть брошюр или сопроводительных статей, но, как правило, их авторы-сами писатели-фантасты. Критики же зачастую и сами фантастику не читают и другим не советуют.
Но я все-таки продолжаю читать научно-фантастические произведения и все, что о них написано, пытаюсь понять, почему же так много сейчас их пишется.

читать дальше
В дальнейшем внимание писателей все больше начинают привлекать не приключения изобретателей и владельцев необыкновенных машин, а приключения ищущей мысли ученого. Правда, в довоенной советской фантастике еще заметно преобладает фабула приключенческая: вспомните «Аэлиту» и «Гиперболоид инженера Гарина» А. Толстого, романы Александра Беляева, Г. Адамова. Конфликт здесь лежит вне сферы научно-технической мысли, изобретение здесь - лишь своеобразный катализатор, ускоряющий действия. Но уже в то время был написан в первой редакции «Арктический мост» А. Казанцева, где в обрамлении традиционных детективных элементов выступает конфликт другого рода: столкновение человека с мощью арктических стихий. Приключения героев повестей и рассказов братьев Стругацких - это приключения пионеров на пути к открытиям. Геннадий Гор пытается предвосхитить то новое в человеческом самосознании, что появится в век «думающих» машин. У И. Ефремова («Cor serpentis») столкнулись две цивилизации, возникшие на разных химических основах, но их объединяет разум, добрая воля. Не козни врагов, не невероятные совпадения и безысходные ситуации - научная мечта писателя становится первоосновой произведения, определяет развитие сюжета. Начинается выделение и самоопределение научной фантастики в самостоятельный жанр, тогда как до сих пор она прекрасно уживалась под рубрикой «Приключения. Путешествия. Фантастика». Едва ли не последний шпион, покушавшийся на тайну фантастического изобретения, был с позором разоблачен еще в «Войне невидимок» Н. Шпанова. Но бес искушения не дремлет, и вот на смену коварному агенту заокеанской державы приходит само изобретение, вдвойне коварное, холодно-расчетливое, неумолимое. Шпионы долго плетут сети, в которые сами потом и попадаются, а вот Суэма (самоусовершенствующаяся электронная машина) из рассказа А. Днепрова - та прямо приступает с ножом к горлу своего создателя (в буквальном смысле). В рассказе все кончается достаточно быстро: ученый разрушает свое детище тяжелым стулом. А вот фантастические люди-чудовища профессора Лорана («Поединок с собой» Ариадны Громовой) держат в страхе своего создателя и его домочадцев с первой до последней страницы, пока, наконец, не убивают его, погибнув при этом и сами. В «Гриаде» А. Колпакова нет ни любопытных машин-хирургов, ни кустарных людей-чудовищ, зато там есть Познаватели, эти новые морлоки из центра Галактики, их козни сулят вам совершенно неповторимые переживания...

читать дальше

Сейчас создаются произведения обоих направлений, однако первое очевидно преобладает. Самая ходовая тема, конечно, «космическая». Вы открываете первую страницу - планетолет (он же - звездолет, он же - космоплан, он же - астроплан) «Тахмасиб», «Витязь» «Урания», «Стрела» отправляются на Луну, Венеру, Марс, к центру Галактики или вообще за ее пределы. Экипаж: суровый командир, этакий космический волк, видавший виды, молодой, еще не облетанный ученый (или радист, или стажер), девушка (без нее не получится фабулы), ну и еще кто-нибудь для компании. Все. Дальше можете не читать, все известно заранее: полет будет долгим и трудным, в пути случится авария, но ее быстро устранят, потом он влюбится в нее, а она - в него. Иногда еще - для большей занимательности - на чужой планете астронавтов встретят страшные чудовища или - того страшнее - мелкие и неуничтожимые насекомые, а может - разгул стихий. И автору придется даже пожертвовать кем-нибудь из своих героев, но не волнуйтесь: остальные в полном здравии отправятся в обратный путь, и Земля ликованием встретит их.
Временами читателю предлагается нечто более оригинальное. Б.Фрадкин, например, отправляет свой фантастический корабль «ПВ-313» не в просторы космоса, а в глубь Земли («Пленники пылающей бездны»). Те же дюзы, те же локаторы, только добавился бур и ультразвуковая связь с Землей. Любимая девушка на этот раз осталась на поверхности. Это вынужденный акт милосердия: ведь автор заставляет на этот раз своих героев погибнуть в глубине пылающего земного ядра... от страшного мороза.
А Г.Гуревич, который расправился с Ураном и его полем тяготения, в другой своей повести - «Прохождение Немезиды» наслал на Землю кочующую планету и заставил бедных землян выкручиваться из создавшегося положения.
Кто еще страшней придумает?
Можно и еще страшней. Последуйте за героем братьев Стругацких Лозовским («Извне») на корабль таинственных Пришельцев. Вы увидите там «кошмарную тварь, похожую на помесь жабы и черепахи величиной с корову», «слоноподобных бронированных тараканов», «глазастых полурыб-полуптиц ростом с автомобиль» и «что-то невероятно расцвеченное, зубастое и крылатое, и что-то вообще неразборчивых форм, погруженное в зеленое полупрозрачное желе, разлитое на полу».
читать дальше
ЧЕЛОВЕК
…Труд создал человека. Освобожденный труд, труд творческий, вдохновенный раскроет в полной мере широту, многосторонность, красоту человеческого характера. Именно с научно-техническим прогрессом в условиях приближения к коммунизму связывает Программа КПСС всесторонний расцвет личности Человека.
А что умеют сказать о труде своих героев писатели-фантасты?
Вот отправляются в недра Земли герои Б. Фрадкина («Пленники пылающей бездны»). «Управление машиной было полностью автоматизировано. Задача водителя и механика сводилась лишь к наблюдению за приборами, чтобы вовремя восстановить нарушенное взаимодействие механизмов, остановить корабль, задать ему новый курс». А вот работа героя романа В. Сапарина «Последний извозчик»: «Инструкция требовала, чтобы пилот во время взлета и посадки находился непременно в кабине управления. Зачем? Это знал только Контроль безопасности». Прославленный космический волк, командир «Тахмахсиба» Быков («Стажеры» А. и Б. Стругацких) целыми днями на глазах изумленного Юры Бородина (традиционный юноша на корабле) читает старые журналы, так как корабль управляется автоматически. Он тут, как ильфовский Фунт, «для ответственности». Нередко авторы, как бы спохватываясь, пытаются уверить нас, что герои их много работают, но всегда оказывается, что либо эта работа закончена до нашего с ними знакомства, либо делается где-нибудь не на наших глазах. А если уж автор и покажет работу героев, так это непременно героическая работа, преодоление трудностей. Иногда герои даже гибнут, но чаще переносят все мужественно и даже с юмором.
Так, Шатов (из рассказа В. Журавлевой «Голубая планета») испытывает новый планетолет: «Вскоре после отлёта мы попали в микрометеорный ливень. За двадцать минут «Стрела» потеряла газовые рули, антенну обзорного локатора и обе антенны радиопередатчика. Заделка пробоин продолжалась неделю. Но Шатов был доволен. Он торжественно объявил, что коэффициент запаса прочности внешнего корпуса... вполне можно уменьшить на двадцать пять сотых». Потом герои попали под гамма-излучение, потом под метеорный град, потом столкнулись с пылевым скоплением и так далее. А Шатов, довольный, только декламировал из Омара Хайяма:
Не станет нас! - А миру хоть бы что.
Исчезнет след! - А миру хоть бы что.
Исчезнем мы! - А миру хоть бы что.
«Коммунизм - это высокоорганизованное общество свободных и сознательных тружеников, в котором утвердится общественное самоуправление, труд на благо общества станет для всех первой жизненной потребностью, осознанной необходимостью, способности каждого будут применяться с наибольшей пользой для народа», - определяет Программа КПСС. А под пером романистов люди будущего превращаются в легкомысленных гусаров, которым море по колено, ибо труд для них превращается в простое нажимание кнопок: разок-другой нажал - и иди отдыхать.
Еще одно странное обстоятельство бросается в глаза при чтении научно-фантастической литературы. Все ее герои - это именно герои. Их знает вся Земля (солнечная система, вселенная), они на короткую ногу с членами правительства, им при жизни воздвигают памятники. Будут ли в те фантастические времена рядовые труженики? В чем будет состоять их труд?
А каковы моральные принципы этих людей будущего? Оказывается, в отношении долга, совести, чувства коллективизма они не очень-то далеко ушли от своих далеких предков. Как мы уже упоминали - на миллионы лет засыпает (то есть, добровольно исключает себя из общества) Лида из романа А. Колпакова «Гриада». В повести Г. Гора «Странник и время» засыпает уже возлюбленный.
Дружба? Коллективизм? Эти качества декларируются всеми авторами... и нарушаются их героями. Вопреки строгому предписанию, уводят корабль «ПВ-313» в глубь Земли герои Фрадкина (игнорируя при этом справедливые протесты одного из членов экипажа), и все гибнут, чудом спасается лишь корабль («Пленники пылающей бездны»). Нарушая запрет, нарушая честное слово, данное другу, устремляется на хрупком аппарате в каменный пояс Сатурна Юрковский («Стажеры» А. и Б. Стругацких). гибнет сам, а с ним и его старый друг. Таких примеров много. Все это выглядит романтично, но несколько странно: выходит, подвиг лежит за гранью дисциплины, за гранью коллективизма? Действительно, чем Юрковский в таком случае отличается от Шершня, директора обсерватории на Дионе, который предпочитает все делать сам?
А вот как говорят эти люди: «Душу выну из мер-рзавцев!» «Вернутся - изобью в кровь, - думал он. - Этого паиньку штурмана и этого генерального мерзавца». «Ни черта, ребята, - сипло сказал Гургенидзе и встал. - Ни черта. - Он страшно зашевелил лицом, разминая затекшие мускулы щек. - Ни черта, - повторил он». «Ох, и понесут же тебя сегодня, спортсмен!» и т. п.
А вот и декларируемые нормы их поведения:
«Он обладал правом понижать в должности, давать выговора, разносить, снимать, смещать, назначать, даже, кажется, применять силу и, судя по всему, был намерен делать все это».
Впрочем, подчеркнутая грубость - это единственное качество, которое позволяет отличать героев А. и Б. Стругацких если не друг от друга, то по крайней мере от героев Г. Гуревича или И. Забелина. В остальном они просто близнецы, и имя им - легион.
читать дальше
Враждебная техника, враждебная природа, враждебный космос, враждебная судьба - все наваливается на одинокого рыцаря науки, и он борется и гибнет. Этот мотив понятен в произведениях буржуазных писателей. Но как он попал в повести и рассказы Б. Фрадкина, А. Днепрова, В. Журавлевой, А. и Б. Стругацких?
Прогрессивный французский критик Жан Вердье высказал однажды такую мысль: наука едина, отсюда и общие черты в творчестве фантастов разных стран. Свой вывод критик основывает на тематическом сходстве произведений советской и американской научной фантастики.
читать дальше

@темы: Критика, Извне, «Стажёры»

01:03 

А вот старая критика...

silent-gluk
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
Нашумевшая в свое время статья...

Котляр Ю. Фантастика и подросток / Рис. В.Житникова // Молодой коммунист (М.). - 1964. - № 6. - С.114-120.

Паренек сидел, чуть сгорбившись, глядя прямо перед собой невидящим, сосредоточенным взором. Пальцы рассеянно поглаживали корешок книги. Я осторожно присел рядом, наклонил голову и прочел:
А. Стругацкий, Б. Стругацкий, «Путь на Амальтею». Знакомая вещь.
- Как, понравилась книга?
- Ничего. Местами здорово закручено, только разговоров многовато, - серьезно ответил он и снова наморщил лоб.
Обыкновенное мальчишеское лицо, живое, открытое, вдумчивое.
Наверное, много читает, заключил было я, но тут же вспомнил его ответ. «Здорово закручено» не очень гармонировало с представлением о начитанности. Впрочем, зачем гадать? Сам скажет. Он словно подслушал мое желание:
- Вчистую забыл... Никак не припомню...
- О чем ты?
- Да вот об этой книжке. Уже читал похожее, а где, не знаю...
- Может, просто показалось? Мне такой сюжет не встречался.
- Я не о том, что написано, а как в ней говорят герои...
читать дальше
Паренек помолчал и вдруг воскликнул:
- А все же вспомнил! У Остапа Бендера говорят, как здесь. Правда?
Я понял его - он имел в виду языковую аналогию героев Стругацких с персонажами Ильфа и Петрова - и ответил вопросом:
- А «здорово закручено» откуда ты взял?
Он посмотрел, улыбнулся и сказал:
- Наверное, из «Амальтеи», «Теленка» я давно читал...
читать дальше
Полную неожиданность преподнесли братья Стругацкие. Уж, казалось бы, кто-кто, а они, писатели ярко выраженного реалистического стиля, бесконечно далеки от мистических вывертов. Но и они отдали дань этой заразительной болезни. В повести «Далекая Радуга» (сборник «Новая сигнальная», изд-во «Знание», 1963 г.) фигурирует некто Камилл. Личность вначале оригинальная, не более. Затем начинается странная трансформация. Камилл убит, но вскоре таинственно оживает. Читатель думает: «Мало ли что, наверное, ошибка, как-то вывернулся», и терпеливо ждет объяснения. Не тут-то было! В конце повести снова появляется Камилл и загадочно вещает, что сегодня умирал уже трижды и трижды воскресал. Что он последний из чертовой дюжины (???), что ему снова предстоит погибнуть наравне со всеми и снова воскреснуть и ему будет ужасно тоскливо одному на обугленной планете. Он, Камилл, синтез человека и машины, он все может, но ничего не хочет...
Так и тянет мистическим туманом. Поневоле задумаешься: и откуда такое в нашей фантастике?
читать дальше
И, уж конечно, юношеская фантастика должна быть высоко литературной и эстетичной, отличаться чистым, безупречно-правильным языком. Там никак не место жаргонным словечкам: трепач, железно, мировецкий и т. п. За примитивизмом речи неизменно кроется и примитивизм мышления. Вовсе незачем щеголять такими бурсацкими оборотами, как «не ори на нее, козел!» («Путь на Амальтею»). Никак не могут люди будущего изъясняться на давно позабытом нэпманском жаргоне, ведь язык - это отражение окружающей действительности. Трудно ждать в будущем воскрешения барахолки и частных лавчонок. Это не Камилл, умерло - не воскреснет! Крайне неудачна попытка представить ученых будущего этакими лихими анархистами и рвачами - самоснабженцами («Далекая Радуга»). Ведь по концепции самих же авторов: «Люди будущего те, кто сегодня исключение». Уж если таковы «исключения» в представлении Стругацких, то каковы же наши рядовые современники!
читать дальше

@темы: Критика, «Путь на Амальтею», «Далёкая Радуга»

11:45 

И вернемся к старой критике

silent-gluk
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
Коноплев В. Советская социальная фантастика в чтении подростков и юношества // О литературе для детей. - Л., 1964. - Вып.9. - С.47-59.


Читатель-подросток - читатель особенный. Он не просто читает фантастическую книжку - он соучастник изображаемого, человек, крайне заинтересованный в исходе того или иного предприятия, поиска, изобретения, открытия, он - незримый персонаж среди героев произведения.
читать дальше
Трудно сказать, кто держит пальму первенства в их чтении, кому они отдают предпочтение...
- Я сейчас представил себе, - говорит Юра Трофимов, - будто мне предложили лететь далеко в космос и в будущее. Я представил себе это для того, чтобы лучше увидеть самое хорошее. Я бы выбрал книги по крайней мере шести авторов: Ефремова, Гора, Мартынова, Стругацких, Казанцева и Днепрова...
читать дальше
Человек, общество, наука... Некоторые скептики говорят, что в произведениях советской фантастики нет настоящих героев, что люди подменены некими условными символами.
Читатели-школьники категорически возражают против подобных утверждений. Если нет подлинных героев, говорят они, то кто же тогда Буров ("Льды возвращаются" А. Казанцева), Горбовский, Быков, Дауге ("Возвращение", "Далекая Радуга", "Стажеры", "Путь на Амальтею" А. и Б. Стругацких), Камов, Белопольский, Волгин ("Звездоплаватели", "Гость из бездны" Г. Мартынова), Виктор Шатров ("Подземная непогода" Г. Гуревича), Зарубин ("Астронавт" В. Журавлевой), капитаны звездных кораблей ("Легенды о звездных капитанах" Г. Альтова) и другие.
Вот Валентин Петров, звездолетчик, герой рассказа "Частные предположения" братьев Стругацких.
"Веришь ему, - говорят читатели, - веришь, что такому все удастся, что такой, по словам одного из героев произведения, в XXIV век войдет так же весело улыбаясь и постукивая себя по изношенному ботинку тросточкой, вырезанной бог знает на какой планете".
"Люди, люди будущего - им посвящены все книги Стругацких", - отмечают ребята.
В этом плане примечательна последняя повесть Стругацких "Далекая Радуга". Беспримерная катастрофа произошла на планете физиков - Радуге. Люди должны погибнуть. Они находят способ спасти детей и часть своих работ, результаты наблюдений, имеющие большое значение для всего человечества. И все-таки впечатления обреченности не создается.
"Нет, думаешь ты, - говорит Боря Миловидов, - такие люди не могут погибнуть, потому что они не боятся смерти, потому что они из племени победителей. И, даже погибая, они побеждают стихию, вырвавшуюся из их рук".
читать дальше
Идея эмоционального робота, по мнению ребят, жестоко высмеивается Гором. Они отмечают, что страсти его героев скорее интеллектуального порядка, тогда как, например, у Стругацких герои не только интеллектуальны, но и страстно действенны. Не все герои Гора запоминаются, может быть, именно по этой причине. Персонажам Стругацких, по мнению некоторых читателей, не хватает известной тонкости, воспитанности, но они в избытке у героев Гора. Здесь возникают споры. Поклонники книг Стругацких защищают их персонажей. Эти читатели полагают, что герои Стругацких не менее глубоки и многогранны, просто они люди иного склада, иначе выражают себя.
читать дальше
Чтобы ориентироваться в проблемах, которые ставятся в научно-фантастической литературе, нужно обладать известной научной подготовкой. К этому выводу приходят постепенно многие любители литературы крылатой мечты. Это закономерно. Человек находился здесь, а через несколько секунд он уже где-то за сотни световых лет отсюда; взаимопроникающие пространства, деритринтация, моделирование мозга, нуль-транспортировка, человек со свойствами машин, роботы-враги и роботы-друзья и т. п. Как тут не растеряться неискушенному читателю!
Однако, подчеркивают школьники, не следует и чрезмерно усложнять техническую сторону, как это делают в особенности западные фантасты ("Сквозь пятое измерение" - К. Фиалковский, "Робинзоны Космоса" - Ф. Корсак) или Станислав Лем ("Крыса в лабиринте"). Другая крайность, по мнению ребят, когда в книге все страшно популяризируется, что в больших дозах нестерпимо ("На траверзе Бета Лиры" В. Миханьковского или - более давний пример - "Десятая планета" С. Беляева). До сих пор еще сильна традиция изображать науку, идущую вперед черепашьими шагами ("Альтаир", "Семь цветов радуги" В. Немцова и др.).
Если одни авторы, чрезмерно усложняют, а другие нарочито упрощают, - третьи нередко пишут какие-то сказки... С легкой руки западных романистов и в наших романах и повестях о путешествиях на Венеру или Меркурий появились невероятные страшилища, гигантские осьминоги, крылатые драконы и т. п. Как тут не испугаться и не поверить в нечистую силу!
Многие ребята в большей или меньшей степени именно в этом плане подвергают критике такие неровные, хотя и интересные по замыслу, фабуле, произведения, как "Пути титанов" и "Стрелу времени" О. Бердника, "Аргонавты Вселенной" В. Владко, "Дети Земли" Г. Бовина, "На оранжевой планете" Л. Оношко и многие другие.
Ребята выступают против фантасмагорий, популяризации сомнительных в научном отношении идей, остро критикуют шаблон и примитив в нашей фантастике.
Даже в таких интересных произведениях о коммунистическом будущем, как "Внуки наших внуков" Ю. и С. Сафроновых и "Страна багровых туч" А. и Б. Стругацких, чудеса техники заслоняют ее создателей.
читать дальше

@темы: Частные предположения, Критика, Возвращение (Полдень XXII век), «Страна багровых туч», «Стажёры», «Путь на Амальтею», «Далёкая Радуга»

13:10 

А сегодня у нас большой день!

silent-gluk
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
Мы наконец посмотрим на ПСС. Пока - на первый том и от "Млечного пути", но впереди - больше.



Это обложка.


читать дальше

@темы: Четвертое царство, Черный остров, Собрание сочинений, Случай в карауле, Румата и Юмэ, Пятый..., Публицистика, Полное собрание сочинений, Подражание Г. Гейне, Письма и дневники, Письма, Песчаная горячка, Песни к выпускному вечеру в школе, Первые, Нарцисс, Кто скажет нам Эвидаттэ?.., Критика, Книги, Картинки, Как погиб Канг, Каждый умирает по-своему (Без морали), Импровизатор, Затерянный в толпе, Записные книжки, Дневники, Дачное происшествие, Голубая планета, Возвращение, В отдаленной местности, Будни, Буги-вуги, Библиофильское, Библиография, Без повязки, Археологическая, Арканар, salto-mortale, "У подножья гордого Алтая...", "Ты слышишь печальный напев кабестана..., "Смейся смейся над судьбою...", "Слева с ревом и треском...", "Сижу у телескопа...", "Подлодка плыла...", "На штурвале застыла рука...", "Мы сидим за партой...", "Молчишь сказав так много...", "Мне помнится берег...", "Меня будто ударили...", "К полудню ветер стих...", "Зачем я пишу так подробно?..", "Если все факультеты ты умело обыщешь..., "Вышибаем пробку...", "Вперед покорители неба!..", "В поднебесье горит Золотая Корона...", "В окна сонные...", "В одно прекрасное майское...", "Бледнели торговых судов капитаны...", "Алексея провожал генерал...", "— Какой ты здоровяк...", "...Он тогда вышел из кабины..."

02:39 

Как ни странно, и сегодняшний пост - вовремя!

silent-gluk
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
Сегодня с нами будет болгарское издание.



Это суперобложка.

читать дальше

Итак, с нами:

Стругацки А. Неуговорени срещи / Стругацки А., Стругацки Б.; Прев. А.Мелконян, М.Асадуров; Худ. Б.Ждребев; Съставител и автор на предговор О.Сапарев. - Пловдив: Христо Г.Данов, 1984. - 2 изд. - 456 с. - Болг. яз. - Загл. ориг.: Неназначенные встречи.

Содерж.:
Космическата среща на човека... с човешките проблеми / Сапарев О. С.5-12.
Пикник край пътя / Стругацки А., Стругацки Б.; Прев. М.Асадуров. С.13-145. Загл. ориг.: Пикник на обочине.
Охлюв по стръмното / Стругацки А., Стругацки Б.; Прев. А.Мелконян. С.147-209. Загл. ориг.: Улитка на склоне.
Бръмбар в мравуняка / Стругацки А., Стругацки Б.; Прев. М.Асадуров. С.211-365. Загл. ориг.: Жук в муравейнике.
Милиард години до свършека на света: Ръкопис, намерен при странни обстоятелства / Стругацки А., Стругацки Б.; Прев. А.Мелконян. С.367-453. Загл. ориг.: За миллиард лет до конца света.

Что можно сказать об издании... Помимо того, что рисунки узнаваемы.
Интересно, почему взяли название вполне конкретного сборника с вполне конкретным содержимым, оставив от оного содержимого только одну повесть (я про "Пикник на обочине"). От "Улитки на склоне", кстати говоря, только одна часть, про Лес (а то я уже собиралась привычно удивиться, почему за рубежом разрешают публиковать "неудачные", по официальному определению, произведения Стругацких). "Жук в муравейнике" и "За миллиард лет до конца света" - варианты журнальные (во всяком случае, так утверждается; впрочем "быстрая проверка" - Ирка Малянова находит помаду, а не лифчик, монолог Вечеровского "Мы привыкли, что Мироздание предельно неантропоморфно..." и продолжение фразы "[улаживать] все, что могло стать опасным для человечества и прогресса..." - это подтверждает).

Некоторые термины: "Празнотия" - "пустышка", "голото теме на комара" - "комариная плешь", "пачата на вещицата" - "ведьмин студень", "конска муха" - "зуда", "топлийка" - "булавка", "инакви" - "этаки".

"Борж"/"Борш" - так перевели "Боржч"/"Борщ".

Главанак - голован (Щчекн)

Имеются примечания переводчиков: хиазма, партеногенез, отсылка к "Обитаемому острову" в начале "Жука в муравейнике", массаракш, считалка, Акутагава Рюноскэ, ассенизатор, экзобиология/астробиология, субакс ("от sub (лат.) - под, и ax (англ.) - секира, отрязване на главата, екзекуция"), линкос, Оссиан, ниндзя, ментоскопирование ("ментокопиране").

@темы: Улитка на склоне, Сборники, Переводы, Неназначенные встречи, Критика, Книги, Картинки, Библиофильское, Библиография, «Пикник на обочине», «За миллиард лет до конца света», «Жук в муравейнике»

02:37 

Ответ Л.Когана

silent-gluk
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
Коган Л. Фантастика должна быть богаче! // Литературная газета. - 1964. - 17 дек.


ФАНТАСТИКА
ДОЛЖНА БЫТЬ БОГАЧЕ!
Л.КОГАН,
Доктор философских наук
ЕСЛИ бы ответ А. и Б. Стругацких на мою статью «Обедненный жанр», опубликованный в «Литературной газете» 3 декабря под названием «Нет, фантастика богаче!», затронул только мое авторское самолюбие, я, право же, не рискнул бы продолжать спор о социальной фантастике и принял бы как должное некоторые верные критические замечания. Но мы расходимся с А. и Б. Стругацкими по глубоко волнующему не только меня принципиальному вопросу: есть ли у нас богатая социальная фантастика, достаточно ли часто и глубоко обращается наша научно-фантастическая литература последних лет к изображению высшей фазы коммунизма?
читать дальше

@темы: Критика, Публицистика

02:03 

И критика...

silent-gluk
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
Коган Л. Обедненный жанр // Известия (М.). - 1964. - 23 нояб.

Этот вопрос приходится мне слышать очень часто: "В какой книге можно прочесть о полном коммунизме?". Называешь несколько брошюр. И обычно сразу же следует новый вопрос: "А беллетристика?" "Увы", - пожимаешь в ответ плечами.
читать дальше
Фантастика - литература мечты, мечты о завтрашнем дне! Ее часто сравнивают с двуликим Янусом: одно лицо ее в настоящем, другое в будущем. Почему же, говоря о нашем будущем, авторы стараются увлечь нас миром технических диковинок и куда больше внимания уделяют роботам, чем людям завтрашнего дня, их отношениям, их мыслям, их быту - быту коммунистического общества? Могут сказать, есть же "Туманность Андромеды" И. Ефремова, повести Аркадия и Бориса Стругацких? Да, но исключения всегда подтверждают правило. И "Туманность Андромеды" не потому ли стала одной из любимых книг, что в ней научная фантастика неразрывно сплетена с фантастикой социальной? В каком еще романе автор сумел так показать будущее, как сделал это И. Ефремов в своей "Туманности Андромеды"? Конечно, с отдельными выводами автора можно поспорить: вряд ли нужен будет для борьбы с остатками индивидуализма мрачный "остров Забвения", вряд ли люди так легко будут сочетать столь далекие профессии, но бесспорно одно - И. Ефремову удалось создать яркую, увлекательную, образную картину коммунистического общества. В таком обществе хочется жить, такое общество хочется строить.
Но, увы, "Туманность Андромеды" во многом остается еще одинокой. "Страна багровых туч" и "Путь на Амальтею" Стругацких, не говоря уже о "Каллисто" и "Госте из Бездны" Г. Мартынова и "Поясе жизни" И. Забелина, дают куда более бледную картину коммунистического общества. В десятках же фантастических романов и повестях о завтрашнем дне науки нет даже робкой попытки коснуться социальных отношений коммунистического общества. Поистине - роботы выжили людей.
Наука и техника без человека мертвы в жизни, мертвы они без него и в художественной литературе. Искусство в любом его жанре было, есть и будет человековедением.

читать дальше

@темы: «Страна багровых туч», «Путь на Амальтею», Критика

01:13 

А сегодняшним постом мы обязаны...

silent-gluk
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
14:21 

Еще про критику

silent-gluk
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
Коган Л. Обедненный жанр // Известия (М.). - 1964. - 23 нояб.

Этот вопрос приходится мне слышать очень часто: "В какой книге можно прочесть о полном коммунизме?". Называешь несколько брошюр. И обычно сразу же следует новый вопрос: "А беллетристика?" "Увы", - пожимаешь в ответ плечами.
О будущем обществе мы имеем не так уж много хороших популярных книг. Выделяется среди них увлекательная работа академика С. Струмилина "Наш мир через 20 лет". Это образец того, как серьезное научное исследование можно изложить просто, доступно, публицистически ярко. Но даже такие книги не могут заменить художественных произведений, образной, наглядной, зримой картины будущего общества. Искусство - та "машина времени", которая легко унесет нас на двадцать, сто, тысячу лет вперед. Надо ли говорить, насколько нужно такое путешествие в будущее нашей молодежи (да и одной ли ей!). Оно не только сможет познакомить нас с завтрашним днем, но и даст возможность глубже, яснее понять настоящее. Вспомним слова Фосфорической женщины из пьесы В. Маяковского "Баня": "Вы сами не видите всей грандиозности ваших дел. Нам виднее: мы знаем, что вошло в жизнь... За нашей работой вам некогда отойти и полюбоваться собой, но я рада сказать вам о вашем величии".
читать дальше
Фантастика-литература мечты, мечты о завтрашнем дне! Ее часто сравнивают с двуликим Янусом: одно лицо ее в настоящем, другое в будущем. Почему же, говоря о нашем будущем, авторы стараются увлечь нас миром технических диковинок и куда больше внимания уделяют роботам, чем людям завтрашнего дня, их отношениям, их мыслям, их быту - быту коммунистического общества? Могут сказать, есть же "Туманность Андромеды" И. Ефремова, повести Аркадия и Бориса Стругацких? Да, но исключения всегда подтверждают правило. И "Туманность Андромеды" не потому ли стала одной из любимых книг, что в ней научная фантастика неразрывно сплетена с фантастикой социальной? В каком еще романе автор сумел так показать будущее, как сделал это И. Ефремов в своей "Туманности Андромеды"? Конечно, с отдельными выводами автора можно поспорить: вряд ли нужен будет для борьбы с остатками индивидуализма мрачный "остров Забвения", вряд ли люди так легко будут сочетать столь далекие профессии, но бесспорно одно - И. Ефремову удалось создать яркую, увлекательную, образную картину коммунистического общества. В таком обществе хочется жить, такое общество хочется строить.
Но, увы, "Туманность Андромеды" во многом остается еще одинокой. "Страна багровых туч" и "Путь на Амальтею" Стругацких, не говоря уже о "Каллисто" и "Госте из Бездны" Г. Мартынова и "Поясе жизни" И. Забелина, дают куда более бледную картину коммунистического общества. В десятках же фантастических романов и повестях о завтрашнем дне науки нет даже робкой попытки коснуться социальных отношений коммунистического общества. Поистине - роботы выжили людей.
читать дальше

@темы: «Путь на Амальтею», Критика, «Страна багровых туч»

13:30 

А не знает ли кто...

silent-gluk
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
...что это такое:

Шалаева Г. П., Кашинская Л. В., Колядич Т. М. и др. Все обо всех. Том 8. Научно-популярное издание. М. Филологическое общество *Слово*, Ключ-С, АСТ. 1997г. 480 с. Твердый переплет, обычный формат.

Справочник является самым полным сводом биографий известных людей. В восьмом томе вы найдете интересные факты из жизни Авиценны, Пифагора, Генриха Шлимана, актеров А. Абдулова, Л. Броневого, Д. Хоффмана, писателей М. М. Пришвина, Аркадия и Бориса Стругацких и многих других интересных личностей.


Насколько оно интересно в плане эхотажности?..

@темы: Вопросы, Критика

01:41 

А кстати...

silent-gluk
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
Обнаружила, что на Флибусте выложили книгу Ю.Черняховской. Ту, которая "Братья Стругацкие. Письма о будущем".

Так что если кому не досталось бумажного экземпляра или кто ждал электронный вариант - теперь можно прочесть. И поделиться впечатлениями.

@темы: Критика, Черняховская

14:30 

Вот уже совсем скоро...

silent-gluk
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
...сегодня начнется "Филигрань-2017" (приходить к 15.00. Москва, Трубниковский переулок, дом 17, Государственный литературный музей "Дом Остроухова", второй этаж), в чьих рамках состоятся Чтения памяти А. и Б. Стругацких (гм, а я помню времена, когда было наоборот: "Филигрань" вручалась в рамках Чтений, а у тех эхотажен был не один-единственный доклад...), в рамках которых будет и эхотажный доклад: Д.Володихин, "Общество Полдня в "Далекой Радуге": поражение, победа... или все-таки поражение?".

Интересно, удастся ли добыть его текст?..

@темы: Чтения памяти А.Н. и Б.Н.Стругацких, Критика, «Далёкая Радуга»

12:43 

Ура! Воскресенье!

silent-gluk
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
А сегодня с нами - очень любопытное издание. Можно сказать, уникальное в своем роде. И нет, никакого отношения к зарубежным русскоязычным оно не имеет.



Это обложка.


читать дальше

Итак:

Стругацкий А. Пикник на обочине / Стругацкий А., Стругацкий Б.; Вступ. ст. и коммент. Б.Вишневского и М.Алферовой; Оформл. обложки Ю.Межовой; В оформлении обложки использована фотография, предоставленная Андреем Стругацким; Во вступительной статье использованы фотографии, предоставленный Андреем Стругацким и Б.Вишневским. - М.: Изд-во АСТ, 2016. - 219,[5] с. - (Мировые шедевры. Иллюстрированное издание). - ISBN 978-5-17-099384-0. - 3.000 экз. - Подп. в печ. 2016.09.12. - Заказ № 4067.

Содерж.:
Двойная звезда / Б.Вишневский, М.Алферова. - С. 5-15.
Из истории публикации романа / Б.Вишневский, М.Алферова. - С. 16-17.
Пикник на обочине. С.19-214.
Заключение / Б.Вишневский, М.Алферова. - С. 215-216.
Словарь Зоны / Б.Вишневский, М.Алферова. - С. 217-218.
Артефакты / Б.Вишневский, М.Алферова. - С. 219-220.

Что можно сказать об издании?.. О тексте - ничего нового (стандартный восстановленный), но фишка не в нем, а в оформлении. Во-первых, оригинальны сопровождающие статьи (я уж и забыла, когда видела что-то, кроме "Комментариев к пройденному"; ну, о "сталкеровских" собраниях сочинений мы не говорим, естественно). Во-вторых, еще более оригинальны комментарии (не уверена, что я вообще встречала подобное; опять же, о "сталкеровских" и т.д. - см. выше). Комментарии делятся на несколько групп: толкование непонятных слов ("Нобелевская премия", к примеру; не совсем уверена, на кого они рассчитаны, потому что уж про Нобелевскую-то премию знают все; с другой стороны, поскольку сообщаются не только самые базовые факты, но и какие-то подробности, в данном случае, например, дата вручения и первый лауреат, - получается подобие "интернет-книги", когда при встрече с незнакомым термином лезешь гуглить - и узнаешь много нового и интересного, да и на картинки посмотришь); отдельно выделены "псевдоквазии" - "цитаты" и "реалии", придуманные Стругацкими (тот же МИВК, скажем); моменты, связанные с различием редакций текста, историей написания и т.д. (слегка раздражают - возможно, из-за количества - пинки в адрес цензоров и т.д.; просто я полагаю, что не все правки вносились именно в расчете на то, чтобы не "смутить несформировавшееся сознание советского подрастающего поколения"); моменты, связанные с жизнью в СССР (например, про разговор Шухарта с Херцогом говорится, что "сцена взята как будто из жизни режимного НИИ 1970-х... да и размышления Рэдрика скорее похожи на испуг научного сотрудника советского института осле вызова в первый отдел, нежели на реакцию того, кто постоянно занимается незаконной деятельностью"; в этих моментах особенно сильно мерещится мне некая вольность трактовок) и с "советскими символами западной жизни" (покер, к примеру); а также "литературоведческие", позволяющие заметить то, что при "обычном" чтении могло бы пройти мимо внимания, то, что не слишком влияет на восприятие текста, но, будучи замеченным, придает ему любопытные оттенки (скажем, примечание про "женскую суть Зоны" или про мениппею; да, тут есть с чем поспорить, но идея любопытна).

В общем, крайне любопытное издание, и в идеальном мире так бы издали _все_ произведения Стругацких. Хочется верить, что эти издания бы нашли свою нишу. Но пока мы имеем только это (ну и произведения других авторов, которые я не видела, а потому ничего сказать не могу). Да, с какими-то трактовкам примечаний можно не соглашаться, но важен сам факт - что теперь такое есть. Забавна попытка имитировать электронное издание (с портретом Городничего, репродукцией картины "Сатурн, пожирающий своего сына" и т.д.).

@темы: Критика, Книги, Картинки, Библиофильское, Библиография, «Пикник на обочине»

13:46 

А вот Ле Гуин...

silent-gluk
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
...получила премию "Хьюго" за "нехудожественное произведение" - "Words Are My Matter: Writings About Life and Books, 2000-2016 with A Journal of a Writer's Week", как я понимаю, сборник эссе.

При чем тут это? А при том, что в состав сборника входит "Arkady and Boris Strugatsky: Roadside Picnic" (оно же предисловие к "Пикнику на обочине", 2012 год... я догадываюсь, в каком издании это предисловие опубликовано, но пока до него очередь не дошла).

@темы: «Пикник на обочине», Критика

02:36 

А вот кто храбрый?..

silent-gluk
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
Обнаружилась тут такая книга:

А.Романов. "Жуки в муравейнике. Братья Стругацкие".

126 страниц, только электронный формат (но нас этим уже не удивить, правда?)

Писатель о писателях. Увлекательнейший взгляд создателя миров из двадцать первого века на своих предшественников. "Жуки в муравейнике" – книга Александра Романова о творчестве братьев Стругацких, открывающая новую серию “Литературное наследие писателей двадцатого века”, включает в себя большое обзорное эссе, а также анализ каждого крупного произведения знаменитых советских фантастов. Результат этого глубокого анализа окажется интересным как широкой аудитории читателей, так и молодым писателям, делающим свои первые шаги в области создания фантастической художественной прозы. Писатели приходят в этот мир, чтобы передать частичку своей души, но, к сожалению, часто бывает так, что отдавать ее приходится целиком. Тяжесть создания большого многогранного и совершенного литературного произведения под силу понять лишь избранным. Об этом невозможно рассуждать ни разу не попробовав посидеть над рукописью годами, в поисках наиболее удачной формы и содержания, в поисках красивого изложения глубокой, выстраданной всеми частичками своей души, идеи.


На Озоне ( www.ozon.ru/context/detail/id/141319647/ ) можно прочитать фрагмент. А на Флибусте можно найти и весь текст.

Я почитала представленный фрагмент - и у меня теперь сильнейшие подозрения, что автор тихо издевается.

Листая страницы книг, я снова и снова ловлю себя на одной и той же мысли. Мне хочется разглядеть больше красок, но, сколько раз не перечитывай главы повестей Стругацких, серый, черный и белый, все равно не станут лиловыми, лазурными и сиреневыми, а товарищи не станут друзьями. Мне хочется, чтобы имена героев были более простыми хотя бы для чтения, не то, чтобы уж даже для запоминания, но вместо этого я в очередной раз вынужден читать Вандерхузе, Фарфуркис, Парнкала, Домарощинер, Вайнгартен, Брандскугель, Тристаналоффенфельд, Шуштулетидоводус и т.д. При всем уважении, простите, но это уже перебор.


НО у меня не хватает храбрости прочитать весь текст и узнать, там _все_ такое или все-таки в конце автор признается, что весело разыграл читателя?.. Вот потому и ищу храбреца.

@темы: Критика, Ссылки

17:13 

Братья Стругацкие. Письма о будущем

silent-gluk
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
Отсюда: politikus.ru/video/95461-bratya-strugackie-pism...

"Выход в космос и начало его освоения были для Стругацких не какими-то оторванными от жизни событиями. Они воспринимались братьями как наступление новой эры. Осенью 1959 года Аркадий Стругацкий писал в газете «Литература и жизнь»: «И вот пришел день, когда лунный перелет стал фактом. Мечта осуществилась. Человек дотянулся до космического тела – пока только до ближайшего. Вероятно, в скором времени первые космонавты ступят на почву Луны, и Луна перестанет быть объектом научной фантастики». Таким образом, если европейский романтизм XIX века явился отторгающей реакцией на научно-технический прогресс, то советский романтизм 60-х органично его дополнял. Его романтика направлена на познание неведомых далей, изучение космоса, строительство нового мира – он ведь возник из соприкосновения чудесного и реального, что и произошло с наступлением космической эры во второй половине 50-х – начале 60-х."

Когда наступил перелом в творчестве братьев Стругацких и с чем он был связан. Почему современная фантастика не предлагает позитивного образа будущего. Заведующая учебно-научным сектором политической культуры Московского государственного института культуры Юлия Черняховская рассказывает о своей книге «Братья Стругацкие».

youtu.be/MK1J2BtkaFs - видео традиционно не встраивается, поэтому так.

Только комментарии лучше не читать.

@темы: Ссылки, Критика, Видео, Черняховская

16:39 

Родные и крёстные отцы «бикинийской истории». Часть 2.

silent-gluk
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
Отсюда: www.fantlab.ru/blogarticle49365

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .


В 1994 году, учитывая приближающуюся дату — 40 летие со дня событий 1 марта 1954 года, я предложил редакции газеты "Суворовский натиск" опубликовать повесть "Пепел Бикини". Вариант "Дальнего Востока" в редакции отвергли — "Зачем "Суворику" делать перепечатку из "Дальнего Востока", пусть они сами этим занимаются..." Для газетной публикации был взят вариант повести из "Юности", а меня "суворовцы" попросили написать что-то вроде предисловия и сделать для публикации клишированный заголовок (так это тогда называлось). Выкладываю всё это на своей странице.

читать дальше


@темы: Ссылки, Пепел Бикини, Л.Петров, Критика, История, А.Стругацкий

00:48 

Оригинальная трактовка, часть 4

silent-gluk
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
Отсюда: politconservatism.ru/articles/povest-o-prosvesh...

Б.Межуев. Повесть о просвещенном авторитаризме и горьких плодах реформы

Нация под прогрессивным облучением

АНС (Аркадий Натанович Стругацкий) умер, не дожив всего несколько дней до назначения своего зятя заместителем руководителя правительства Российской Федерации, и он уже не мог никак прокомментировать его деятельность. Зато БНС (Борис Натанович Стругацкий) примерно с 1994 года весьма активно высказывал свои взгляды на текущие события, неизменно подчеркивая верность тому курсу, который избрала команда реформаторов. БНС поддержал вслед за Гайдаром не только расстрел Белого дома и приватизацию по Чубайсу, но и первые действия Путина в 1999-2000 г., включая вторую чеченскую войну. Однако по мере усиления отчуждения либералов от Путина БНС начал занимать все более критическую в отношении нынешнего режима точку зрения.

читать дальше

@темы: «Град обреченный», «Обитаемый остров», «Трудно быть богом», Бессильные мира сего, Критика, Отягощенные злом, Поиск предназначения, С.Витицкий, Ссылки

00:36 

Оригинальная трактовка, часть 3

silent-gluk
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
Отсюда: politconservatism.ru/articles/povest-o-prosvesh...

Б.Межуев. Повесть о просвещенном авторитаризме и горьких плодах реформы
Егор Гайдар: революционер поневоле

Прежде чем вернуться к нашей повести о «просвещенном авторитаризме», поговорим немного об одном из наиболее известных ее почитателей – о Егоре Тимуровиче Гайдаре. Гайдар ушел из жизни в декабре 2009 года, того самого года, когда на экраны России вышел фильм Бондарчука. Его провожали в последний путь многие интеллигенты, кто видел в нем своего лидера и вождя. Но кем же реально был Егор Гайдар?

читать дальше

@темы: «Град обреченный», «Обитаемый остров», Критика, Отягощенные злом, Ссылки

00:43 

Оригинальная трактовка, часть 2

silent-gluk
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
Отсюда: politconservatism.ru/articles/povest-o-prosvesh...

Б.Межуев. Повесть о просвещенном авторитаризме и горьких плодах реформы

Юрий Андропов в фантастическом изображении

Новый интерес к творчеству Стругацких был вызван выходом на широкий экран в 2009 году двухсерийного фильма Федора Бондарчука «Обитаемый остров», снятого по мотивам одноименной повести братьев Стругацких 1967 года. Сама эта повесть, очень популярная в свое время, стала своего рода манифестом негласного альянса части интеллигенции с либеральными представителями номенклатуры и, вероятно, какими-то кругами спецслужб. Повесть своим сюжетом обосновывала, с одной стороны, преимущества и разумность системного встраивания недовольной интеллигенции в структуры авторитарной власти с целью ее реформирования и, с другой стороны, обреченность чисто протестного, революционного пути — возможно, более предпочтительного с нравственной точки зрения, но гораздо менее оправданного рационально.

читать дальше

@темы: «Град обреченный», «Обитаемый остров», Критика, Отягощенные злом, Ссылки

клуб любителей Стругацких

главная