• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи пользователя: silent-gluk (список заголовков)
01:03 

"Документальное подтверждение"

silent-gluk
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
Вот знаете русскую рок-группу "Пикник"?.. (Я знаю, правда, кроме названия, ничего о ней не знаю.)

Оказывается, ее название - таки в честь "Пикника на обочине" (иногда я это подозревала, а теперь вот мне нашли подтверждение: "Как и следовало ожидать, театральные рамки оказались для группы узки, и когда в преддверии "Весенних Ритмов 79" встал вопрос о новом названии, кто-то вспомнил недавно читанную повесть братьев Стругацких "Пикник на обочине". Предложение было принято, но окончание фразы сразу отвалилось.
Так в марте 1979 на свет появился Пикник.")


Отсюда: russrock.ru/history/47-piknik.html

За информацию спасибо Дайри-юзерам Dea. и Турмалин

@темы: «Пикник на обочине», Прообразы, Сказку сделать былью

01:55 

Комментарии к ПНВС-5

silent-gluk
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
Отсюда: www.fantlab.ru/blogarticle47838

017. «Столичный город и приличная зарплата», — сказал бородатый негромко, но я услышал. «Не надо, — сказал я. — Не надо мерять на деньги». <…> «Это он так шутит, — сказал горбоносый. — Интереснее, чем у нас, вам нигде не будет» — С ранних лет советской власти в литературе, кинематографе, театре и т. д. культивировался образ положительного героя, которому полагалось презирать материальные блага во имя высших идеалов и захватывающего, важного для людей труда, что нередко подразумевало смену места жительства: города на деревню, столицы на провинцию (подобную эволюцию совершает и Привалов); одновременно сатирики бичевали «быт», «мещанское» накопление вещей, охотников за «длинным рублем» (яркий пример — инженер-«летун» Талмудовский в «Золотом теленке» Ильфа и Петрова: все обсуждение «оклада жалования» и прочих условий работы в ПНВС восходит к этому роману). Вместе с тем, к 1960-м гг. у части советской интеллигенции, включая людей, весьма далеких от идеалов трудовой жертвенности, сложилось по крайней мере демонстративное отторжение от денежно-бытовых вопросов; во многих семьях разговоры о деньгах считались неприемлемыми и воспринимались как признак невоспитанности. Чрезвычайно характерна написанная практически одновременно с публикацией первой части ПНВС (1964) знаменитая песня барда Ю. А. Кукина (1932-2011) «За туманом», использующая также мотив «путешествия на Север» (см. комм. 012):

Люди сосланы делами,
Люди едут за деньгами,
Убегают от обиды, от тоски...
А я еду, а я еду за мечтами,
За туманом и за запахом тайги.

Похожий диалог — в повести АБС «Стажеры» (1962):

— А сколько платят? — заорал кто-то.
— Платят, конечно, раз в пять меньше, — ответил Юрковский. — Зато работа у вас будет на всю жизнь, и хорошие друзья, настоящие люди, которые из вас тоже сделают настоящих людей! И здоровыми останетесь и будете участниками самого большого дела в мире (ПНВС 2001/2: 456).

018. …сто двадцать рублей — В описываемое время достаточно стандартная месячная зарплата инженера. Въедливый читатель может поинтересоваться, почему Почкин не упоминает «северные» надбавки, однако они были упорядочены лишь указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 сентября 1967 года №1908-VII «О расширении льгот для лиц, работающих в районах Крайнего Севера и в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера» и выплачивались молодым специалистам по достижении определенного стажа работы и жизни на Севере.

019. «К общежитию не подъедешь», — сказал горбоносый задумчиво. «Да, пожалуй», — сказал бородатый и почему-то засмеялся. <…> Как он в общежитие-то пройдет?» — Судя по финальным фразам ч. I, Привалов — еще не прошедший «инициацию» сотрудника НИИЧАВО, не способен ни увидеть подъездную дорогу к общежитию института (а, возможно, и само здание), ни преодолеть защиту общежития — будь то заклинания или вахтер.

020. «А может быть, трансгрессировать его?» — В ПНВС трансгрессия (от лат. transgresso — переход, пересечение) — магический способ мгновенного переноса материальных предметов сквозь пространство.

021. Слушай, — сказал горбоносый, — хо-хо! — “Хо-хо” горбоносого — это, возможно, цитата из любимого романа советской интеллигенции “Двенадцать стульев” (лексикон Эллочки-людоедки)» (Лекманов 2005:25.10).

022. Изнакурнож! — «Здесь исподволь начинается развитие важной для ПНВС “бюрократической” темы. Советские сокращения (ИЗбушка НА КУРьих НОЖках) с октября 1917 стали излюбленной мишенью пародистов. Ср. шуточные рисунки А.А. Блока (с подписями: Ревмама, ревлюба)» (Лекманов 2005:25.10). «Появились какие-то, в лучшем случае непонятные, а то и просто неудобопроиносимые слова: СУИТ, Цумор, Дорпрофсож, шкраб, СЦИК, Южопс» — жаловался в 1923 г. в «Известиях» Ю. Яснопольский (цит. по Селищев 1928:167; о советских сокращениях в целом см. там же, 158-69). Сатирические, комические и скабрезные расшифровки существующих сокращений и придумывание новых на долгие десятилетия стали любимым занятием шутников. Ср. ниже попытки Привалова расшифровать слово «кот» («Комитет Оборонной Техники»), абрревиатуру НИИЧАВО («Научно-исследовательский институт… Чаво? В смысле — чего? Чрезвычайно Автоматизированной Вооруженной Охраны? Черных Ассоциаций Восточной Океании?», гл. 4), сокращение ««Солрыбснабпромпотребсоюз ФЦУ» (гл. 3).

023. — Не полтинник же вам совать — Хотя в 1960-х гг. в СССР существовала официально признанная туристическими организациями и сложная система автостопа (с покупными талонами для туристов и призовыми конкурсами для собравших определенное количество талонов водителей), более распространена в таких случаях была небольшая плата.

024. Потянулись старинные крепкие заборы, мощные срубы из гигантских почерневших бревен, с неширокими окнами, с резными наличниками, с деревянными петушками на крышах. Попалось несколько грязных кирпичных строений с железными дверями, вид которых вынес у меня из памяти полузнакомое слово «лабаз». Улица была прямая и широкая и называлась проспектом Мира. Впереди, ближе к центру, виднелись двухэтажные шлакоблочные дома с открытыми сквериками — Лабаз – помещение на рынке или базаре для торговли зерном, мукой и их хранения, переносн. лавка, магазин, реже — охотничий навес. С 1920-х гг. слово «лабазник» приобретает резко негативные коннотации как синоним представителя старого, косного, черносотенного, активно враждебного купеческого мира. Описание срубов, лабазов, невзрачных шлакоблочных домов иронически контрастирует с высокопарным «проспектом Мира», какие были во многих и многих советских городах.

025. …новенький «Запорожец» — «Запорожец» — советский «народный» заднемоторный микролитражный автомобиль, прозванный «горбатым», «жужиком», «запором» и т.д. и фигурировавший в многочисленных анекдотах. До 1966 г. выпускались «Запорожцы» первого поколения ЗАЗ-965 и ЗАЗ-965А. Предмет вожделений и позднее первая автомашина БНС, большого поклонника этой марки (см. Вишневский 2004:43-44).

@темы: Ссылки, Понедельник начинается в субботу, Литературоведение, «Стажёры»

16:24 

Комментарии к ПНВС-4

silent-gluk
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
Отсюда: www.fantlab.ru/blogarticle47787

011. Фабрика Клары Цеткин — В описываемое время одна из старейших ленинградских табачных фабрик (до революции «Товарищество табачной фабрики А.Н. Шапошников и К˚», позднее до 1928 г. — 3-я Табачная фабрика им. Троцкого).


012. «Путешествуете?»<…> «Для Ленинграда, наверное, что Соловец, что Мурманск — одно и то же: Север» — Ойра-Ойра иронизирует над распространившейся в кругах интеллигенции в 1950-1960-х гг. модой на путешествия на Север — который еще в 1920-х и особенно в 1930-х гг. стал важнейшим элементом советской мифологии и героики (подробный анализ см. в McCannon 1998). Второе пришествие Севера в эпоху оттепели было результатом как приподнято-романтического мироощущения «низов», так и государственных усилий «верхов», нуждавшихся в привлечении людей в северные регионы в связи с падением империи ГУЛАГа. Как и прежде, тяга к Северу породила бесконечные газетные и журнальные статьи, многочисленные литературные произведения от документальных очерков до художественной прозы и поэзии (следует особо выделить произведения т. наз. «деревенщиков» — часто сибиряков — и ленинградскую «геологическую» школу), бардовской песни, кинофильмов и т.д. Не отставала и приключенческо-фантастическая литература, опиравшаяся на развитую дореволюционно-советскую традицию — достаточно назвать такие ключевые произведения, как «Земля Санникова» (1926) В. А. Обручева и «Два капитана» (1938-1944) В. Каверина.
В комплексе «путешествия на Север» выделялись такие нередко пересекавшиеся векторы, как «романтический» (Мир 1998: 126-138) и «почвеннический» (познание некоей высшей правды «нетронутой», «истинной», «нутряной» и т. п. России), что роднило северные путешествия с оккультно-мистическим «паломничеством на Восток». Одновременно или независимо путешествие на Север играло критически важную роль как личностная трансформация и своего рода обряд перехода в подлинно мужской мир. Последний момент красноречиво описан бардом, ученым и путешественником А. Городницким:

Помню старт в игаркском аэропорту «Полярный», расположенном на острове посреди Енисея. Самолет оторвался от земли, накренился на правое крыло, делая разворот, и мне больно придавили ногу поехавшие по металлическому полу вьючные ящики и какие-то седла, а в маленьком круглом иллюминаторе стремительно понеслись подо мной бревенчатые дома, штабели леса, вспыхнувшая ослепительным солнцем серая енисейская протока с дымящими посреди нее пароходами, и, наконец, зеленые полосы тайги вперемежку с зеркальными осколками болот. Тогда я испытал острое чувство настоящего счастья и обретения своего главного места в жизни, казалось — сбылась моя главная мальчишеская мечта о превращении в «настоящего мужчину», обживающего тайгу, обряженного в штормовку и резиновые сапоги с длинными голенищами... (Городницкий 1991:91).

Характерно, что три части ПНВС четко соответствуют описанным еще А. ван Геннепом фазам обряда перехода: отделение, лиминальность и включение или восстановление.


013. «Ну, откуда у меня машина! Это прокат» — Из воспоминаний БНС:

В конце 50-х (или в начале 60-х?) в ряде крупных городов СССР (в Москве и Ленинграде — точно) был введен прокат легковых автомобилей. Каждый человек, имеющий права, мог вступить в договорные отношения с соответствующим «пунктом проката» и взять автомобиль на несколько дней или даже недель в свое исключительное пользование. Платить надо было как за время проката (сколько-то рублей в день), так и за намотанный километраж. Цен я уже совсем не помню, но они были вполне умеренные — заметно дешевле такси и вполне доступны для четырех-пяти младших научных сотрудников, которые брали машину в складчину. Просуществовал прокат вплоть до 1965-го года, а может быть даже — до 66-го. Потом его закрыли — якобы из-за нерентабельности, но главным образом, я думаю, потому, что сняли Хрущева: прокат был сугубо его затеей. Хорошее было время — Первая (Хрущевская) Оттепель! Мы были тогда молодые, крепкие, здоровые и объездили на прокатных «москвичах» пол-европейского СССР: Прибалтика, Крым, Карелия, Украина, Белоруссия, Калининградская область — все было «наше»! (OFF 2001:19.07)

Хронология здесь, видимо, не совсем точна — проект автопроката появился несколько раньше и просуществовал дольше (в 1966 г. еще издавались книги наподобие Левенсон 1966). Согласно некоторым источникам, «в 1956 году Первый московский пункт проката имел в активе 80 автомобилей. К 1962 году пункты прока-та появились уже в 40 городах СССР. 11 марта 1959 года в Свердловске (ныне — Екатеринбург) открылся пункт проката, в котором только Волг (М-21) было 20 единиц. В ноябре того же года в Свердловске даже прошла рекламная кампания: “Свердловское автохозяйство выдает напрокат автомобили М-21 «Волга», М-20 «Победа», «ГАЗ-69». Обращаться по адресу: ул. Шейнкмана, 29”» (Stan 2011).
Тарифы, как свидетельствует рекламная листовка начала 1960-х гг., действительно были сравнительно гуманными:



Путешествующий на прокатной машине интеллигент Привалов близко напоминает доцента С. А. Понырко — героя напечатанной в «Огоньке» в 1959 г. заметки «Автомобили для туристов» (Огонек 1959).




014. …если уж покупать что-нибудь, так это «ГАЗ-69», вездеход, но их, к сожалению, не продают — «Вездеход» — вставка в позднейших изданиях. ГАЗ-69, прозванный в народе, как и его предшественики, «газиком» и «козликом» — советская легковая машина повышенной проходимости, выпускалась в 1953-72 гг. на Горьковском, затем Ульяновском автозаводах.

015. «Алдан-3», — сказал бородатый. «Богатая машина, — сказал я. — И хорошо работает?» — «Да как вам сказать…» — Как сказано в послесловии Привалова, «электронной машины, под названием “Алдан”, в природе не существует». Название образовано, вероятно, по аналогии с «Раздан» — семейством цифровых ЭВМ Ереванского НИИ математических машин (1958-1965). БНС так отзывался о тогдашних ЭВМ:

Это были гигантские электрические арифмометры, размером три метра в длину и полтора метра в высоту, они страшно рычали, гремели и лязгали своими многочисленными шестернями, перфораторами и печатающими устройствами… Никакого програмирования в то время, естественно, не было, но было так называемое коммутирование — можно было все-таки научить эти электрические гробы тому, что от природы дано им не было. Изначально они были предназначены исключительно и только для сложения и вычитания (а также для печатания результатов вычислений), но их можно было научить умножать, делить и даже извлекать квадратный корень (Вишневский 2004:40).



«Раздан-3» в Политехническом музее


016. «А чем вы занимаетесь?» — спросил я. «Как и вся наука, — сказал горбоносый. — Счастьем человеческим». — «Понятно, — сказал я. — Что-нибудь с космосом?» — В этом фрагменте диалога звучит горькая ирония, поскольку Привалов воспринимает ответ как уклончивый и осторожно пытается выяснить, не работают ли его случайные спутники в каком-нибудь секретном «почтовом ящике» — закрытом номерном военно-космическом городке, НИИ или КБ.

@темы: Ссылки, Понедельник начинается в субботу, Литературоведение

22:29 

Тоже любопытная статья...

silent-gluk
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
Утащено отсюда: ru-strugackie.dreamwidth.org/525498.html

Автор - rotbar

В обсуждениях уже доводилось касаться вопроса нелюдей в обществе Полудня. Коли хватит сил и вдохновения- эту  тему я попробую раскрыть позднее, а сегодня у нас, так сказать, премьера.

читать дальше

@темы: Ссылки, Перепост, «Жук в муравейнике»

17:08 

Сегодня с нами...

silent-gluk
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
...сразу двухтомник. Подозрительный. А почему подозрения и в чем они - скоро узнаем.



Это обложка первого тома.

читать дальше

Итак, с нами:

Strugatsky A. Prisoneiros do poder / Strugatsky A., Strugatsky B.; Trad. de E.Fonseca; Capa A.Pedro. - Lisboa: Livros do Brasil, [1983]. - 2 vol. - (Coleccao Argonauta. 307-308). - 212,X+192 p. - Порт. яз. - Загл. ориг.: Обитаемый остров. - (Перевод с английского издания).

Содерж.:
т.1.
Nota du tradutor / E.Fonseca. P.5-7.
Introducao da versao em lingua inglesa / Sturgeon T. P.9-14.
Prisoneiros do poder / Strugatsky A., Strugatsky B. P.15-205.

Т.2.
Prisoneiros do poder / Strugatsky A., Strugatsky B. P.5-177.

Что можно сказать о переводе?.. Уже когда мы видим заглавие и написание фамилии авторов, начинают закрадываться подозрения. Подтвержденные предисловием от переводчика. И я не знаю, почему с английского перевести проще, чем с русского. Точно так же я не знаю, почему половину прозвищ переводчик (еще на английский) перевел, а половину затранслитерировал. Примерно так же поступил и переводчик на португальский. Часть имен он оставил явно английскими (Guy; takhorg и Khonti примерно сюда же; Forester - Лесник; Green - Зеленый; Baker - Хлебопек, он же Padeiro, кстати говоря.); часть - перевел на португальский (Cara-de-Peixe - Рыба, Candeiro-de-Pe - Торшер; Serpente Azul - Голубая Змея; Casco de Morte - Копыто Смерти; Feiticeiro - Колдун и т.д.); часть - следуя переводчику на английский - оставил русскими (Странник, Вепрь, Очкарик, Туча и т.д.); ротмистр Тоот стал Tolot (и где-то мне это недавно попадалось...); Поррумоварруи стал просто Porru. Головастик - Hed. Капитан, капрал и т.д. - Capitao, Cabo etc. Учитывая, что Творцы - Criadores - todo-Poderosos (Всемогущие), это наводит на размышления... Но нет, кусок про мутантов там есть.

Группа Свободного поиска стала Unidade Independente de Reconhecimento, UIR. Выродки - degens. Классическая реплика Странника приводится на португальской, но с пометкой, что "сказал на линкосе".

Португальского я не знаю, но обращает на себя внимание сравнительное обилие "Meu Deus" в речи Максима. То ли в португальском это не воспринимается как призывание бога (как не чувствуется оно в русском "спасибо"), то ли это влияние переводчика... И я не уверена, что еще не переводчика на английский.
запись создана: 19.02.2017 в 18:19

@темы: Переводы, Книги, Картинки, Библиофильское, Библиография, «Обитаемый остров»

19:40 

Опять же, немного не в сезон...

silent-gluk
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
...но очередной цурэновский сонет.

Отсюда: www.stihi.ru/2016/12/23/512

Автор - Иветта Дубович Ветка Кофе

сонет Цурэна. Рождество

Как лист увядший падает на душу
Глубокий безмятежный сон снегов.
Не шелохнется лес,чтоб не
нарушить
Являющихся в'идений волхвов.

До Рождества уже совсем немного.
И также,как давно,метет метель.
Занесены снегами все дороги!
...Но в яслях,в хлеве - тёплая
постель.

С дыханием животных,вставших
кр'угом,
Склонившихся над маленьким
Христом,
Любовь,сияя,распахнулась чудом,
Земля предстала домом,очагом!..

День Рождества - солнцепоклонник вечный!
Как омофор,снег покрывает плечи...

@темы: Ссылки, Сонет Цурэна, Вторичное творчество, «Трудно быть богом»

18:50 

Прочти и передай другому

silent-gluk
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!


Один из старейших конвентов СССР-FSU, Интерпресскон, решил, что в 2017 он будет. В 28 уже раз. И объявил даты: 6-8.05.2017.

Но чтобы он был еще лучше - был объявлен краудфаундинговый сбор на "Планете" - planeta.ru/campaigns/interpresscon

Собирают деньги на изготовление премий и на привоз почетных гостей. В качестве бонусов предлагают альманахи "Полдень", футболки, плакаты и т.д.

И очень надеюсь, что соберут.

Лично мне кажется, что хотя бы в память и в благодарность о том, как там бывало хорошо, поддержать стоит. Впрочем, я уже.

@темы: Ссылки, Коны, Интерпресскон

18:14 

Уже некоторое время назад...

silent-gluk
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
...опубликовали лонг-лист АБС-премии этого года.

Вот он (отсюда: absfond.ru/news-86.html )

Художественная проза

Амнуэль Павел. Вглядись в тишину // Млечный Путь. — 2016. — № 3.
Аренев Владимир. Порох из драконьих костей. // Октябрь. — 2016. — № 6.
Бачило Александр. Это Москва, дядя! // Полдень. Восьмой выпуск. — СПб.: Сидорович А.В., 2016.
Большанин Алексей, Буркин Юлий. «Битлз» in the USSR, или Иное небо. — М.: Пальмира, 2016.
Бочков Валерий. Коронация зверя. — М.: Издательство «Э», 2016.
Бубнов Роман. Гелиос. Жизнь после нас. — М.: Селадо, 2016.
Веркин Эдуард. Звездолет с перебитым крылом. // Октябрь — 2016. — № 6.
Горнов Николай. Антивирус. // Горнов Н. Убей в себе космонавта. — Омск: Сорокин Д.Н., 2016.
Гракова Екатерина. Даагаст // Полдень. — 2016. — № 1.
Демидов Вадим. Яднаш. — М.: Эксмо, 2016.
Дубинянская Яна. Своё время. — М.: Время, 2016.
Измайлов Наиль. Это просто игра. — СПб.: Азбука; М.: Азбука-Аттикус, 2016.
Иртенина Наталья. Русь на Мурмане. — М.: Вече, 2016.
Клещенко Елена. Московские каникулы // Клещенко Е. Файлы Сергея Островски. - Иерусалим: Млечный Путь, 2015 (формально книга вышла в 2015 году, но реально стала доступна лишь в 2016).
Кузнецов Сергей. Калейдоскоп. Расходные материалы. — М.: АСТ, 2016.
Леоненко Дмитрий. Кементарийская орбита. — М.: АСТ, 2016.
Мидянин Василий. Повелители Новостей. — М.: АСТ, 2016.
Монастырская Анастасия. Кайрос. — Иерусалим, Млечный Путь, 2015 (формально книга вышла в 2015 году, но реально стала доступна лишь в 2016).
Немченко Гарий. Красная машина. — М.: У Никитских ворот, 2016.
Олди Генри Лайон. Сильные. Книга 1: Пленник железной горы. Книга 2: Черное сердце. — СПб.: Азбука, М.: Азбука-Аттикус, 2016.
Онойко Ольга. Край. // Затерянный дозор. Лучшая фантастика 2017. — М.: АСТ, 2016.
Пелевин Александр. Здесь живу только я. — М.: Бестселлер, 2016.
Пелевин Виктор. Лампа Мафусаила, или Крайняя битва чекистов с масонами. — М.: Э, 2016.
Прашкевич Геннадий. Русский хор // Сибирские огни. — 2016. — №№ 11-12.
Прошкин Евгений. В режиме бога. — М.: Яуза, 2017. (по факту вышла в декабре 2016 г.)
Рыбаков Вячеслав. На мохнатой спине. — СПб.: Лимбус-пресс, 2016.
Савеличев Михаил. Крик родившихся завтра. — М. Снежный Ком М; Вече, 2016.
Сахновский Игорь. Свобода по умолчанию. — М.: АСТ, 2016.
Соболев Денис. Легенды горы Кармель. — СПб.: Геликон Плюс, 2016.
Фокин Кирилл. Огонь. // Фокин К. Огонь. Демагог. — М.: Вече, 2016.


Критика, публицистика

Амнуэль Павел. Удивительный мир фантазии. — Иерусалим: Млечный Путь, 2016.
Андреева Юлия. Богатыри Невы. Творческие биографии писателей-фантастов Андрея Балабухи, Святослава Логинова, Дмитрия Вересова. — СПб: Шико-Севастополь, 2016.
Арбитман Роман. Серийные любимцы. 105 современных сериалов, на которые не жаль потратить время. — М.: Центрполиграф, 2016.
Владимирский Василий. Российская фантастика и алхимия обновления // Октябрь. — 2016. — № 6.
Галина Мария. Цикл статей «Hyperfiction». // Новый мир. — 2016. — №№ 2, 4, 6, 8, 10, 12.
Клещенко Елена. Фантастика, которой нет // Троицкий вариант — Наука. — 2016. — № 196.
Первушин Антон. Сумма космонавтики. Взгляд Станислава Лема на будущее космической экспансии//Сингулярность: Образы «постчеловечества». Антология. — М.: Алгоритм, 2016.
Переписка Ивана Антоновича Ефремова // сост. Ольга Ерёмина. — М.: Вече, 2016 (Неотъемлемой частью издания являются «Указатели», выпущенные отдельной книжкой в 176 с.).
Фрумкин Константин. Постмодернистские игры вокруг нацизма и коммунизма. (Размышление над фантастическими романами 2013-2015 годов). // Нева — 2016. — № 3.
Черняховская Юлия. Братья Стругацкие. Письма о будущем. — М.: Книжный мир, 2016.
Шикарев Сергей. Высокие волны, тихие заводи // Октябрь. — 2016. — № 6.

Состав шорт-листа станет известен в первой декаде апреля.


Подобрала себе несколько позиций, буду за них болеть.

@темы: Ссылки, АБС-премия

01:53 

И еще старая критика

silent-gluk
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
Днепров А. Генераторы идей // Молодая гвардия (М.). - 1964. - № 1. - С.300-305.



читать дальше
В современной научной фантастике работает большое число ученых и инженеров. Специальные научные и технические знания совершенно необходимы писателю-фантасту нашего времени, иначе его фантазии потеряют самое главное - реалистичность. В нашей советской научно-фантастической литературе выступают А. и Б. Стругацкие, из которых один ученый-востоковед, а второй - астроном. Александр Полищук - физик, Емцев и Парнов - научные сотрудники исследовательского института, Г. Альтов - инженер, В. Журавлева - врач и т. д.
читать дальше
Когда-то в науке господствовала детерминистическая концепция, согласно которой знание положения и импульсов всех материальных тел в какой-то момент времени достаточно для того, чтобы точно предсказать всю прошлую и всю будущую историю вселенной. Наука потратила немало сил, чтобы подойти к решению этой грандиозной задачи. И только в начале XX века обнаружилось, что задача не имеет решения. Эта концепция была величайшей научно-фантастической концепцией, которую когда-либо знала история человечества, однако ее влияние на развитие науки и техники огромно.
Не в этом ли главный смысл хорошей научно-фантастической литературы? «Туманность Андромеды» И. Ефремова и цикл повестей и рассказов о будущем А. и Б. Стругацких - это попытка средствами фантастики предсказать будущее человечества, науки и техники. Эти книги написаны с привлечением научных теорий о развитии человеческого общества. Однако никто не вправе требовать, чтобы это были «проекты» будущего, обоснованные на 100 процентов. Заведомо можно сказать, что будущее таким не будет. Критерием точности авторского мышления будет история, а сейчас споры о том, что в этих произведениях верно, а что ошибочно, просто несостоятельны.
Однако эти произведения вдохновляют поиск, возбуждают фантазию читателя, заставляют его думать, анализировать, сопоставлять. И даже в случае активного протеста против авторской мысли читатель или критик вынужден высказывать свое мнение, свою точку зрения, которые являются следующим шагом на пути к познанию будущего.
Пытаться мысленным взором проникнуть в будущее, возбуждать инициативу и творчество будущих ученых и инженеров, предупреждать о возможных последствиях антигуманного использования человеческих знаний - вот неполный перечень задач, которые ставит перед собой советская научная фантастика.
По самой своей природе она глубоко социальна и идейна, как и советская наука. Два мира с их диаметрально противоположным подходом к целям научного прогресса, как в зеркале, находят отражение в научно-фантастической литературе.
Лейтмотив творчества талантливого американского писателя Рея Бредбери - глубокое отвращение к науке - точнее, к ее милитаристским, античеловеческим возможностям. В каждом произведении автор буквально кричит: «Наука - это зло, это смерть, это разрушения, это гибель людей!»
Ядерная война, космические катастрофы, военные столкновения в космосе, гангстеризм и бандитизм в масштабе галактик наводняют западную фантастику. Античеловечная, извращенная буржуазная наука питает авторскую мысль, и буржуазные писатели-фантасты изощряют свое воображение в нахождении путей и способов, как бы можно было еще подлее использовать научные достижения против человека.
Ничего подобного нет в нашей научной фантастике. Будничный героизм людей будущего у Стругацких нарисован с душевной теплотой и со светлым, легким юмором. Е. Вайскунский и Л. Лукодьянов рисуют мир науки и техники как мир удивительных приключений не только героев, но и их необычных идей. Валентина Журавлева облекает суровое безмолвие покоренного космоса в лирические переживания героев. Трудно найти другого писателя-фантаста, который так глубоко проник в эстетику научного познания, как Север Гасовский. Философские размышления Геннадия Гора делают его фантастику суровой, сдержанной и наполненной внутренним драматизмом извечного столкновения прошлого и будущего в человеческой душе. Фантастика Георгия Мартынова граничит со сказкой. Александр Полищук ищет в научно-фантастическом жанре средство для выражения научных гипотез, своих и чужих.
Диапазон советской фантастики огромен: от литературного воплощения больших научных теорий и гипотез до сказки. Непрерывно пополняются ряды советских научных фантастов, главным образом из числа ученых и инженеров. Однако забота о развитии этого жанра литературы далеко не соответствует ни его популярности, ни его значению. Хочется думать, что это явление временное.

@темы: Критика

17:28 

А это уже творческое развитие темы

silent-gluk
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
Отсюда: www.reshetoria.ru/user/ChurA/index.php?id=38988...

Автор - ChurA

В трагическую пору листопада
Выходят в мир прекрасных душ ловцы.
Им несть числа, Они исчадья смрада,
Смертей и боли гнусные жрецы.

Во все века рождались подлецы -
Ошмётья человечьего отпада,
Чтобы хлестать и гнать людское стадо,
Взнуздав, тащить на бойню под уздцы.

И мир бы рухнул, если б не преграда,
Которой имя гордое - борцы,
Не ищущие славы и пощады.

А рядом с ними - вещие Творцы,
И верить в них, и доверять им надо,
В трагическую пору листопада.

@темы: Ссылки, Сонет Цурэна, Вторичное творчество, «Трудно быть богом»

18:48 

Комментарии к ПНВС-3

silent-gluk
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
Отсюда: www.fantlab.ru/blogarticle47633 и www.fantlab.ru/blogarticle47662

006. Я приближался к месту моего назначения. Вокруг меня, прижимаясь к самой дороге, зеленел лес, изредка уступая место полянам, поросшим жёлтой осокою. Солнце садилось уже который час, всё никак не могло сесть и висело низко над горизонтом. Машина катилась по узкой дороге, засыпанной хрустящим гравием. — Едва ли для кого-либо станет откровением тот факт, что первая фраза ПНВС — дословная цитата из главы II ("Вожатый") пушкинской "Капитанской дочки" (1836). Между тем, на соответствующем фрагменте "Капитанской дочки" (Пушкин 1957:405) основаны практически все элементы первого абзаца ПНВС; как заметил (с ошибкой) БНС, "Не только первая фраза, но и весь (насколько я помню) первый абзац есть слегка видоизмененный соответствующий первый абзац из «Капитанской дочки»" (OFF 2004:04). Ср.:

Вокруг меня, прижимаясь к самой дороге, зеленел лес, изредка уступая место полянам, поросшим жёлтой осокою. — Вокруг меня простирались печальные пустыни, пересеченные холмами и оврагами.
Солнце садилось уже который час... — Солнце садилось.
Машина катилась по узкой дороге... — Кибитка ехала по узкой дороге...


Прямые цитаты из "Капитанской дочки" решительно вводят в ПНВС пушкинский текст, который становится основой интертекстуальной игры, структурирующей значительные объемы первой части повести. Соблазнительно сопоставить Привалова с героем "Капитанской дочки" Петром Гриневым, таким же наивным, прекраснодушным и деятельным молодым человеком — идеальным героем романа приключений, стоящим в одном ряду с Квентином Дорвардом или Джимом Хокинсом. Но подобное сопоставление "тешит до известного предела": ПНВС не является ни развернутой пародией на "Капитанскую дочку", ни классическим романом приключений — в повести нет фабульной завершенности последнего, ключевого мотива награды (любовь, богатство, уют, на худой конец героическая смерть) и т.д.

По мнению переводчика и фантаста А. А. Щербакова (1932-1994), первая фраза ПНВС дополнительно акцентировалась «для посвященных» благодаря наличию текста-посредника — пародий А. А. Архангельского (1889-1938):
«Полагаю, году в 1937, когда всем культурным людям было приказано при каждом слове поминать Пушкина по случаю столетия со дня гибели, А. Архангельский написал цикл прозаических пародий, избрав в качестве ключевой именно фразу “Я приближался...” Но мы с братьями Стругацкими (как сейчас помню, где и когда это было!) назубок выучили эти пародии в 1948 году по книге Архангельского, изданной к десятилетию со дня его смерти. <…> Выучили, потому, что а) они были хороши и б) других не было. <…> От Архангельского было смешно, это раз; исходило подталкивание к парнасским кладам, это два; начиналась наша литературная учеба <…>, это три. А пушкинская фраза, получив именно от Архангельского статус правофланговой, стала мне и им вроде шифрованной вывески: “Заходи, не пожалеешь, тут веселье для души”» (Щербаков 1992: 4101-11).
Можно спорить о том, нуждались ли авторы для обращения к Пушкину в тексте-посреднике, но общая установка на «осовремененное» пародирование классического наследия не подлежит сомнению. Более важный прецедент в этом смысле — переизданная в том же 1948 г. массовым тиражом дилогия И. Ильфа и Е. Петрова «Двенадцать стульев» (1928) и «Золотой теленок» (1931).


007. Крупные камни я пускал под колесо... — Комментарий БНС: "Я, помнится, уже отвечал как-то на этот вопрос. Ответ мой звучал так: «У нас просто описан единственно правильный способ проезда на автомобиле по сильно-каменистой дороге (каковых в Карелии 1961-го года было более, чем много)». Конечно, если камень можно ОБЪЕХАТЬ, его надо объехать. А если пространства для объезда нет? Пускать его между колес? Этот метод был испробован тоже и привел к последствиям, без малого катастрофическим. (В дальнейшем он, этот метод, получил даже собственное имя: «междукал»." (OFF 2004:04). Пример "междукала" следует ниже в тексте: "Впереди я увидел большую россыпь камней, притормозил и сказал: «Держитесь крепче». Машина затряслась и запрыгала. Горбоносый ушиб нос о ствол ружья. Мотор взрёвывал, камни били в днище. «Бедная машина», — сказал горбоносый".


008. Вы нас не подбросите до Соловца? — Соловец — вымышленное название города, ассоциирующееся с Соловецкими островами и Соловецким монастырем; далее в тексте соотнесено с реальными северными городами Мурманском и Петрозаводском. "Соловец" упоминается у исследовательницы Русского Севера К. П. Гемп (1894-1998) как поморское название Соловецких островов (Гемп 1983:100); в большинстве др. источников чаще — Соловки.
Комментарий БНС: "Соловец — это по замыслу авторов, безусловно, некий символ сказочного, былинного, русского Севера. В его названии и Соловецкие острова присутствуют, и Соловей-разбойник тоже" (OFF 2003:02). Cтоль же безусловно и то, что АБС учитывали (однако в ПНВС не педалировали) историю Соловков как места просуществовавшей несколько веков монастырской религиозной и политической тюрьмы, в 1920-1930-х гг. печально известного Соловецкого лагеря особого назначения (СЛОН, 1922-1933), отделения БелБалтЛага и Соловецкой тюрьмы особого назначения (СТОН, 1937-1939).


009. "Плащ подберите, — посоветовал я, глядя на него в зеркало заднего вида. — У вас плащ защемляется". — Не то авторская неувязка, не то проговорка: выше в тексте сказано, что "горбоносый" (Роман Ойра-Ойра) и "бородатый" (Володя Почкин) показались Привалову "охотниками", однако на охоту в неудобном плаще не ходят. Эта двойственность сказалась в иллюстрации Е. Мигунова к ПНВС 1965, на которой Ойра-Ойра изображен в охотничьей куртке и сапогах, с ружьем на плече, а Почкин — в плаще и туфлях, с чемоданом в руке и тубусом в рюкзаке:



Наличие ружья может объясняться соображениями безопасности на лесной трассе, где по неизвестной причине оказались Ойра-Ойра и Почкин. Но в таком случае не совсем понятно, зачем подобная защита магам, способным, как указано далее, обращать окружающих в насекомых и пресмыкающихся.

Возможно, все объяснялось тем, что не могло быть сказано открыто — маги везли откуда-то материалы, считавшиеся секретными, ср.: «Предметом особой гордости был настоящий кавалерийский карабин с двумя обоймами патронов. Зачем оружие? Дело в том, что по существовавшей тогда инструкции секретные материалы, а в их число входили все стотысячные карты, с которыми работали геологи при съемке в енисейской тайге, полагалось выдавать в Первом отделе института только вместе с оружием “для их охраны”» (Городницкий 1991:87; описанная ситуация относится к 1957 г.).


010. "Здесь — пожалуй, но вот от Коробца — грунтовая". <...>. — "Под Затонью, говорят, дожди". — Реальные топонимы, перенесенные на Север: Коробец — село и деревня в Смоленской обл., Затонь (Zaton) — название нескольких деревень в современных Чехии, Хорватии и Черногории. Сочетание "Затони" с "дождями" создает комический эффект тавтологии.

@темы: Ссылки, Понедельник начинается в субботу, Литературоведение

15:36 

Сегодня с нами издание до некоторой степени экзотичное.

silent-gluk
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!


Это обложка.

читать дальше

Итак, это:

Стругацкий А. Пепел Бикини / Стругацкий А., Петров Л.; Рис. В.Трубковича; Послесл. А.Танасейчука. - Саранск, 2016. - 140 с. - 25 экз. - (Архив библиотеки приключений и научной фантастики).

Содерж.:
Пепел Бикини / Стругацкий А., Петров Л. С.5-130.
"Пепел Бикини" А.Стругацкого / Танасейчук А. С.131-137.

Что можно об издании сказать, помимо того, что оно воспроизводит, пожалуй, самую редкую (зато самую первую) версию довольно редкого текста?.. Любопытно послесловие, которое не только рассматривает различия трех версий, но и вписывает повесть в контекст литературы того периода.

P.S. А вот интересно было бы посмотреть на издание, где все три версии есть. Причем желательно - параллельно...

@темы: А.Стругацкий, Библиография, Библиофильское, Картинки, Книги, Л.Петров, Пепел Бикини

18:15 

Комментарии к ПНВС-2

silent-gluk
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
Отсюда: www.fantlab.ru/blogarticle47632

005. Я… — Первая глава ПНВС дает читателю ряд основных сведений о рассказчике, включая анкетные данные: "из Ленинграда", "программист", "Привалов Александр Иванович, одна тысяча девятьсот тридцать восьмой, мужской, русский, член ВЛКСМ, нет, нет, не участвовал, не был, не имеет". Отсюда читатель мог заключить, что Привалову на момент действия (1963-1964 гг.) — 25 или 26 лет и что в детстве он, возможно, пережил блокаду Ленинграда либо был вывезен из города в ходе одного из этапов эвакуации 1941-1943 гг. Но несмотря на все эти подробности и даже описание некоторых "знаковых" предметов одежды героя (см. ниже), о внешности нарратора здесь ничего не говорится; лишь в середине повести со слов администратора Камноедова мы узнаем, что он носит очки, а в НИИЧАВО отрастил бороду.
Положение исправил первый иллюстратор ПНВС, мультипликатор, книжный график и карикатурист Е. Т. Мигунов (1921-2004); на его иллюстрациях Привалов предстал точной копией наивного, простодушного, порой неловкого и робеющего, но рыцарственного студента Шурика — героя популярнейшей кинокомедии Л. И. Гайдая (1923-1993) "Операция ‘Ы’ и другие приключения Шурика" (1965; фильм был лидером советского кинопроката, число зрителей составило почти 70 миллионов).



Шурик (актер А. С. Демьяненко) на афише фильма "Операция ‘Ы’ и другие приключения Шурика": олицетворение молодого интеллигента эпохи "оттепели"


Попадание было блистательным, особенно ввиду близкого сходства характеров двух героев — и определило представление о внешности "Саши" Привалова у нескольких поколений читателей.




Привалов в представлении Е. Т. Мигунова на обложке ПНВС 1965

Сравнение изобразительного ряда различных изданий и иконографии Привалова не входит в наши задачи; вместе с тем, нельзя не упомянуть ПНВС 1979 — издание, для которого Мигунов существенно переработал великолепные первоначальные иллюстрации. Привалов выглядит здесь не талантливым программистом со стажем работы за плечами, а откровенным "тинейджером"-старшеклассником (о некотором несоответствии иллюстраций Мигунова тексту ПНВС см. Лекманов 2010; впрочем, разительное изменение облика Привалова, совершенно расходящееся с повестью, этим автором не отмечено). Таким же школьником выглядит Привалов на ряде иллюстраций А. Карапетяна к ПНВС 1992.




Привалов на обложке ПНВС 1979

@темы: Картинки, Литературоведение, Понедельник начинается в субботу, Ссылки

01:54 

Начинаем новую серию. Комментарии к ПНВС-1

silent-gluk
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
Утащено отсюда: www.fantlab.ru/blogarticle47624#comments

Начиная с данной записи, здесь будут публиковаться комментарии к повести А. и Б. Стругацких "Понедельник начинается в субботу" — проект группы, получившей в ходе работы наименование "Странники". Начатый много лет назад и продолжавшийся с тех пор с перерывами, во многом вызванными независимыми от участников причинами, проект в настоящее время близок к завершению; поэтому участники приняли решение представить сделанное на суд читателей. Обоснования, предисловие, история создания и изданий повести, комментаторские принципы, список аббревиатур, использованная литература, зачем, кто, что, почему и прочий аппарат воспоследуют, пока же приступаем непосредственно к тексту.


Несколько необходимых пояснений. В основу комментария положено издание 1992 г. (СПб: Terra Fantastica) c восстановленными БНС цензурными и редакторскими купюрами (далее ПНВС 1992); при необходимости комментаторы обращались также к первому изданию 1965 г. (ПНВС 1965) и изданию 2001 г. (ПНВС 2001). Фрагменты, комментарии к которым находятся в доработке, даны в квадратных скобках, суть этих комментариев, как правило, раскрыта курсивом в квадратных скобках; по мере поступления они будут добавляться к данным страничкам. Мнения, дополнения, пожелания — приветствуются.
_____


001. Повесть-сказка для научных сотрудников младшего возраста — В ПНВС 1965, ПНВС 2001: "Сказка..." Пародируются принятые в советском детском книгоиздании обозначения читательских возрастных групп: "Для младшего школьного возраста" и т.п. В предисловии АБС указано, что "научными работниками младшего возраста» авторы "называют людей любознательных и склонных к научным занятиям: тех, кто пережигает в доме пробки, взрывает во дворе самодельные ракеты, накалывает на булавки жуков и бабочек, ну и, конечно, много читают и много знают" (Предисловие 1965). См. также введение.


002. Но что страннее, что непонятнее всего, это то, как авторы могут брать подобные сюжеты, признаюсь, это уж совсем непостижимо, это точно… нет, нет, совсем не понимаю. Н. В. Гоголь — Цитируется, с незначительными искажениями, повесть Н. В. Гоголя "Нос" (1836; 1842): "Но что страннее, что непонятнее всего, — это то, как авторы могут брать подобные сюжеты. Признаюсь, это уж совсем непостижимо, это точно... нет, нет, совсем не понимаю" (Гоголь 2009:63). Эпиграф может показаться всего лишь своего рода метаописанием ПНВС с одновременной отсылкой к фантастической традиции классического периода русской литературы (продолженной ниже в "Понедельнике" тем, что можно смело назвать "пушкинским текстом") и специфически — к городской фантастике петербургских повестей Гоголя. Вместе с тем, грамотному читателю, помнящему Гоголя, было внятно скрытое ехидство авторов — приведенный в эпиграфе фрагмент непосредственно продолжается фразой: "Во-первых, пользы отечеству решительно никакой; во-вторых... но и во-вторых тоже нет пользы" (там же, 63-64). Таким образом, эпиграф следует читать и как явный намек на яростные споры о том, какой должна быть советская НФ-литература, сопровождавшиеся частыми критическими нападками на авторов. Заметим, что именно с таких позиций критиковал ПНВС М. Ляшенко: "Широко используя свои права, авторы некоторых научно-фантастических произведений забыли о своих обязанностях. Не лишне эти обязанности напомнить. Они заключаются прежде всего в общих для всех видов и родов литературы задачах по коммунистическому воспитанию подрастающего поколения <...> Талантливость, литературное мастерство <...> авторы растрачивают на безделушки, хотя они отлично знают, что литература – не забава, не развлечение. Похоже на то, что авторы <...> уже смутно помнят о своей ответственности за юношество" (Ляшенко 1965).


003. История первая. Суета вокруг дивана — Предыстория появления заглавия первой части повести изложена во введении. Сложившееся заглавие ч. I привело авторов к заглавиям ч. II ("Cуета сует") и III ("Всяческая суета") — уже напрямую иронически обыгрывающих Еккл. 1:2: "Суета сует, сказал Екклесиаст, суета сует, — всё суета!" (загл. ч. III взято из церковнослав. текста: " Суета сует­ст­вiй, рече екклесiастъ, суета сует­ст­вiй, всяческая суета"). В свете эпиграфа из Гоголя уместно напомнить о знаменитом восклицании поручика Пирогова из "Невского проспекта" (1835), также основанном на Еккл. 1:2: "Ох, ох! суета, все суета! что из этого, что я поручик!" (Гоголь 2009:30).


Глава первая


004. У ч и т е л ь: Дети, запишите предложение: «Рыба сидела на дереве». / У ч е н и к: А разве рыбы сидят на деревьях? / У ч и т е л ь: Ну… Это была сумасшедшая рыба. Школьный анекдот — "Почерпнутый из школьного фольклора эпиграф <...> не только задает общую, абсурдную тональность первой главы, но и предсказывает некоторые ее конкретные эпизоды: «…кот <…> вскарабкался на дуб <…> На голову мне посыпался мусор <…> Странный это был мусор, неожиданный: крупная сухая рыбья чешуя» (лишь во второй главе выяснится, что на дереве сидела русалка)" (Лекманов 2005:5.10). Приведенный анекдот объединяет две темы распространенных в школьной среде (но не обязательно, как может решить читатель, придуманных школьниками) анекдотов — 1) анекдоты про сумасшедших или эксцентричных животных и 2) учителей, которых ставят в тупик каверзные вопросы и остроумные, часто непристойные ответы учеников (яркий пример — большая серия анекдотов о школьнике "Вовочке"). Приведем типологически сходный, но — очевидно — более поздний анекдот, объединяющий обе темы: "У ч и т е л ь: Дети, корова — это травоядное животное с четырьми ногами, выменем и большими раа-аадужными крыльями. У ч е н и к: А разве у коровы есть крылья? У ч и т е л ь: Маа-аалчи, кайфоло-оом!"
Разумеется, в советской школьной среде такие анекдоты выполняли не только комическую, но и социальную функцию, подрывая авторитет учителей и ставя под сомнения навязываемые ими знания и нормы (так герою повести предстоит осознать существование сказочной, фантастической яви, которую никак не втиснуть в "тощие брошюрки общества «Знание»").
Однако, истоки конкретного анекдота, приведенного АБС в качестве эпиграфа — в еврейском фольклоре, как указывает известный востоковед И. М. Дьяконов (1914-1999): "То, что рассказывал Миша о своем местечке за Гомелем, было так же своеобразно, как его странный русский язык и его акцент, не столь карикатурный, как у Винникова, но немножко забавный. Диспут о том, табуированной ли пищей (треф) является муха, нечаянно проглоченная в компоте; анекдот про то, как учитель объяснял ученикам непонятное слово в священном тексте: «А мин сорт мешугенер фиш» — «Но она же сидит на дереве!» — «Ну так азой из зейн мешугас»* (Дьяконов 1995, подробнее см. Белый 2005:14.06).

____

* "Такой сорт сумасшедшей рыбы" <...> "Ну так потому она и сумасшедшая" (идиш, рус.).

@темы: Литературоведение, Понедельник начинается в субботу, Ссылки, Цитаты

17:16 

Еще цурэновский сонет.

silent-gluk
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
Утащен отсюда: litset.ru/publ/25-1-0-32437

Автор - Владимир Шишков
Как лист увядший падает на душу,
Легко в осеннем холоде кружа,
Так без любви, что выжата наружу,
Летит на дно бездушия душа.

Тепло найти, чтоб выжить в злую стужу,
Лёд равнодушия в себе круша;
Ведь без любви замёрзший мир не нужен,
Бессмертие не стоит ни гроша!

Смахнёт с деревьев Бог волшебной кистью
Увядшие, ненужные листы,
И те прикроют землю без корысти.

Порезанные души в лоскуты
Легко ножами меркантильных мыслей
Добавят лишь немного пустоты...

@темы: «Трудно быть богом», Вторичное творчество, Сонет Цурэна, Ссылки

16:27 

Еще раз цурэновский сонет

silent-gluk
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
Оригинал взят у ЖЖ-юзера john_green в Прощальный стишок Цурэна
"Цурэн Правдивый, изобличённый в преступной двусмысленности и потакании
вкусам низших сословий, был лишён чести и имущества, пытался спорить,
читал в кабаках теперь уже откровенно разрушительные баллады, дважды был
смертельно избит патриотическими личностями и только тогда поддался
уговорам своего большого друга и ценителя дона Руматы и уехал в
метрополию. Румата навсегда запомнил его, иссиня-бледного от пьянства,
как он стоит, вцепившись тонкими руками в ванты, на палубе уходящего
корабля и звонким, молодым голосом выкрикивает свой прощальный сонет
"Как лист увядший падает на душу". Стругацкие. Трудно быть богом.


Как лист увядший падает на душу
всей пятерней! От боли одурев,
душа рванет и выпрыгнет наружу.
Как тяжелы листы с твоих дерев,
Отчизна, как воняют гнилью рясы
твоих попов. Как блещут медью лбы
твоих вельмож. Ты любишь наше мясо
и нашу кровь. В пустых глазах толпы -
грядущего пожарища сполохи.
И, глядя в нас, дрожит от страха тьма.
Куда деваться, если у эпохи
ни совести, ни чести, ни ума?
И я уйду. Не потому, что трушу,
а потому, что воздух твой нечист...
...Как лист увядший падает на душу,
душа, сорвавшись, падает на лист.

@темы: «Трудно быть богом», Вторичное творчество, Перепост, Сонет Цурэна, Ссылки

клуб любителей Стругацких

главная